полет

Озадачивание

        "Сбудется ли твоя мечта". Удивительное переживание у двери с этой табличкой. И не потому, что боишься получить отрицательный ответ. А потому, что страшишься не вспомнить свою главную мечту. Она ведь должна быть грандиозной, но и осуществимой. И касаться лишь тебя, не задевая мЕчты других людей. Не малюсенькой такой, потдающейся денежному выражению, но и не рапыляться на все пространство и время. Такая твоя- твоя, самая- самая... И если сразу нет ответа, то значит ее... или у тебя...
        Нашлась. Еще более грандиозная чем та, что испугала меня на пороге комнаты с табличкой "Сбудется ли твоя мечта". Осталось сходить за ответом.
 
полет

Александр Глазунов, Дмитрий Шостакович.

        Как бы ты не старался, окружая себя со всех сторон многослойной и многоярусной защитой, куполами и коконами, экранами и прочей «непробиваемостью», все равно Это происходит. Это даже не Обида, когда мозг отключается на столько, что не хочет выдавать спасительные следствия- причины- «переверни страницу». И «выводы, сделай выводы, наконец». Это просто Повод еще раз посмотреть на себя изнутри, и снова сказать себе «не удалось». А если еще и Разочарование подстерегло тебя, и чувство полного бессилия, и очередное «это не твоя жизнь»…
         Но вечером была Парижская филармония, полный зал, кресло с удобно откинутой спинкой, суетливые соседи с их разговорами про такую симпатичную обычную жизнь и… полная заморозка у тебя внутри ( все, что смогла сделать с этой астральной хренью).
        И тут случилась Музыка. Сначала она настойчиво постучалась прямо в сердце с первыми звуками великолепного оркестра, потом развернула глаза твоей души на голос великолепной скрипки в руках великолепного Вадима Репина. Удивляла и манила, гладила и подбадривала, вдруг заставила улыбнуться в ответ на брошенную радость и погрузила в мир любовных грез вместе с Раймондой.
         А потом был Шостакович, когда это не про 1917-й год, а про тебя и Вселенную, которая внутри тебя, а ты так мелко цепляешься за свои «кровоточащие» раны. Мысль только что мелькнула, попыталась зацепиться, была сметена, и снова ты здесь и сейчас, и полный восторг.
     Оркестр Капитолия Тулузы под управлением Тугана Сохиева - мое новое открытие.
полет

О времени

   Все чаще думается о времени. Но не в смысле "сколько его осталось".  В смысле, как оно распространяет свое течение. Прошлое- настоящее- будущее, или будущее -(настоящее, прошлое), или настоящее-(будущее, прошлое). По лучу, или в плоскости. Или в пространстве, под неусыпным надзором. И хочется "растянуть" время, но не ускоряясь под лозунгом "не теряя ни минуты", а  наоборот, не торопясь, рассматривая каждую минуту отдельно.
   
полет

Море

              Возможно ли жить в трех минутах от моря и ходить туда, как на экскурсию? Заставлять себя перетерпеть  эти три минуты. Чтобы затем прожить множество  мгновений, чувствуя морской ветер на своем лице и чуть слышную тоску об утерянном полете в своем сердце.  И пытаясь убрать "земные" мысли из своего сознания, вслушиваться в шум волн и шепот песка. И  возвращаться домой, чтобы завтра все  началось сначала... ( за три дня до отъезда)
          
полет

Благоухание мира

  Открыться, чтобы увидеть и услышать. Распахнуться, чтобы почувствовать. Ничего, что подстерегают- найти силы отбиться; ничего, что одолевают- сделать свой выбор, и не бояться. И это не про других, это про тебя самого, ведь подобное ищет подобное. Но как увидеть благоухание мира, если глаза смотрят внутрь себя и видят лишь многовариантов тебя самого? Красив, умен, желанен, успешен? И это настораживает больше всего. Не очень красив уже, иногда не совсем умен, есть подозрение, что не всегда желанен, и планка успешности вдруг взмыла вверх? Ты на правильном пути. ( это лично мои мысли про не только лично мою жизнь)
полет

Минутная слабость

         Как отстоять свою индивидуальность и не раствориться в другом человеке?
         Человечество прошло долгий путь, пока индивидуальность взяла, наконец, верх над родовой общностью, национальным и классовым "ать-два", но оказалось, что именно сейчас быть индивидуальностью особенно трудно. Человек не имеет возможности не только побыть один на один с самим собой, чтобы услышать то скудное, что почему-то называется "мыслью", но даже не успевает захотеть родить ее, мысль. А если и пришло нечто шальное в голову, то оказалось, что уже где-то на другом конце планеты это давно передумано, разобрано по косточкам, изучено и оценено. Тогда, перестав радоваться( или злиться) , ты сообразишь, что это нормально, а потом сообразишь, что это просто вбито тебе в мозг, или что ты, к счастью, думаешь как все цивилизованное... Стоп.
Уж лучше найти или родить себе человека, в котором так хочется раствориться!
( вот что значит взять в руки... перо... и выполнить план по минимальному присутствию в своем ЖЖ)
С Праздником Победы всех!
полет

Мысли, которые приходят сами

         Возможно ли быть эгоистом и не любить себя? Что-то здесь не так. Или все так, но тогда встает следующий вопрос. Стоит ли приложить какие-то усилия, культивируя любовь к себе, или к другим, или "вообще" полюбить всех, т. е. никого в частности? Возможно, две половинки целого поборются за право "первой ночи", и посмотрим, к чему это приведет, но кажется, что в результате "целое" будет уничтожено, навсегда.
          Пожалуй стоит попробовать полюбить свой эгоизм, и тогда окружающие тебя люди перестанут давить на тебя своим "человеколюбием", и у тебя появится шанс?
полет

С. Рахманинов, И.Стравинский. Théâtre des Champs-Élysées, Париж, 9 ноября 2016 года.

      Вчера это произошло со мною во второй раз - Третий концерт  для фортепиано с оркестром С. Рахманинова. Первым был Рахманинов Дениса Мацуева. Фейерверк звуков, напор эмоций, помноженный на уже заранее сраженный в большой степени русскоговорящий зал, - Мацуева слышала не единожды, всегда с восхищением и «браво» в душе.
      Вчера был Рахманинов Бориса Березовского и Симфонического оркестра Санкт-Петербургской филармонии под управлением Юрия Темирканова. Великолепный пианист, выдающийся оркестр, спокойная  публика; рояль, направленный в зрительный зал, когда пианист –в глубине оркестра, глаза в глаза с дирижёром и публикой, и музыка, которая полилась сразу, с первого вздоха оркестра, подхваченная роялем, переплетаясь и набегая волнами, разбиваясь о скалы и переливаясь брызгами- вздохи и выдохи великого композитора, музыкантов, слушателей, -симфония человеческих чувств.
     За скобками оставлю высокий темп исполнения и полное отсутствие «а сейчас соло пианиста, и оркестр может передохнуть» и пр. пр. Овации были несмолкающими, но что можно сыграть «на бис» после такого? Какие «музыкальные шкатулки» и джазовые импровизации?
     Далее была «Весна священная» Стравинского, слушанная мною ранее в концертном исполнении, просмотренная как балет (я с трудом абстрагируюсь от движений человеческого тела). Спасибо, что в этот раз звуки перестали быть набором выкриков различных инструментов под вывеской «весна ведь сакральная», но стали голосами и образами, цветными картинами в развитии, когда композитор записывает рожденное в нем нечто, с трудом поспевая и не имеет возможности остановиться и выдохнуть.
     Простите за восторженный стиль, но как еще можно писать про Музыку?
полет

осколки

     Несколько тетрадей в плотной обложке, распухших от вклеенных туда вырезок, потрепанных в уголках и приплюснутых от многолетнего болтания между чьих-то книг. Это дневники близкого тебе человека, ушедшего уже от всех нас так далеко, что надежды нет...
      Не в первый раз раскрываю их и не в первый раз стараюсь рассмотреть между написанных ровным подчерком садоводческих инструкций и ежедневных наблюдений за восходом и закатом прожитого дня, терпеливо выписанных чужих мыслей и «жизнеутверждающих» цитат - человека родного, знакомого  до боли, до непрекращающейся боли в сердце. Он весь тут, в твоем прикосновении к пожелтевшим страницам, в торопливом перебирании глазами проплывающих перед тобой слов, в шорохе переворачиваемых страниц, во вдруг срывающемся с кончика его пера тихим восторгом от солнечной улыбки, впервые побаловавшей землю после холодной зимы, или прозрачной слезинки, капающей с листьев черемухи после летнего дождя. Сердце твое переполняется восторгом и благодарностью, что среди множества записей тебе было позволено найти эту волшебную фразу. Невозможно читать…
       Людям необходимо вести дневник- некий регистратор своих мыслей, даже если ты выражаешь их чужими словами. Прочитал- мысль в глазах, произнес вслух- она уже в ушах, записал- она уже в теле. Или ты вначале впустил ее в свою душу, а уже потом зафиксировал глазами, ушами, пальцами. Или наоборот? Написал- и вот она уже на бумаге и ждет нового своего хозяина.
            Пройдет какое-то время, и близкий тебе человек, время которого еще не пришло, раскроет первую страницу твоего дневника, и, даже не вчитываясь в написанное тобой, столько важного поймет про самого себя.

       ( автор этих строк дневник не ведет)
полет

Осколки

"Знания тебе мешают жить".
          Это как посмотреть. С какой стороны. Попробовать повертеть и поразглядывать эту фразу, внимательно, с толком и расстановкой... Нет, не помогает. Все равно внедрились, Слова эти задели, подковырнули и внедрились в твое сознание непрошенной занозой.
          Множество вариантов ответа, и множество резонов промолчать. Оправдаться или пойти в наступление, порадоваться слову "знания" и погоревать над "мешают" и решить для себя нечто важное для продолжения главного - "жить". И начать "делать дело", ведь получение знаний не является делом в чистом виде. И это тоже правда, почерпнутая не только из "знаний", но и из собственного опыта.
          Так где же должны находиться наши "знания", сколько их надо, как их брать и когда остановиться? Или пропускать их через себя насквозь, как непрерывный поток, чтобы не разорвали изнутри. Делиться с другими? Но никому не нужны "чужие" знания, и это тоже проверено на собственном опыте, и это уж точно "мешает жить".
           А это уже ощущения, с которыми не нужно бороться, но которые нужно отслеживать, чтобы понять самого себя. Ведь себе опасно врать. С самим собой нужно быть абсолютно честным, чтобы продолжать "жить". Второе из главных слов - "Честность".