Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

полет

Никого не бойся!

  Приветствую Вас в своем журнале!
Сколько внимания нужно человеку, чтобы он понял, что он человек? Когда взрослые становятся взрослыми, и не лучше ли оставаться детьми, если сможешь? Куда катится твоя жизнь, или тащится, или несется голопом, и кто ты: возница, пассажир, зазевавшийся пешеход, раздавленный  под ее копытами?
Мой блог- странная смесь впечатлений, воспоминаний, восхищений  и сожалений( возмущениями стараюсь не пачкать белый лист экран и Ваши души).
Слова рождаются сами, в ответ на поступки, слова, чувства тех, с кем я живу на этой прекрасной планете:))
Читайте на здоровье! Буду рада комментариям, но не переходящим на личности:))
 
полет

С. Рахманинов, И.Стравинский. Théâtre des Champs-Élysées, Париж, 9 ноября 2016 года.

      Вчера это произошло со мною во второй раз - Третий концерт  для фортепиано с оркестром С. Рахманинова. Первым был Рахманинов Дениса Мацуева. Фейерверк звуков, напор эмоций, помноженный на уже заранее сраженный в большой степени русскоговорящий зал, - Мацуева слышала не единожды, всегда с восхищением и «браво» в душе.
      Вчера был Рахманинов Бориса Березовского и Симфонического оркестра Санкт-Петербургской филармонии под управлением Юрия Темирканова. Великолепный пианист, выдающийся оркестр, спокойная  публика; рояль, направленный в зрительный зал, когда пианист –в глубине оркестра, глаза в глаза с дирижёром и публикой, и музыка, которая полилась сразу, с первого вздоха оркестра, подхваченная роялем, переплетаясь и набегая волнами, разбиваясь о скалы и переливаясь брызгами- вздохи и выдохи великого композитора, музыкантов, слушателей, -симфония человеческих чувств.
     За скобками оставлю высокий темп исполнения и полное отсутствие «а сейчас соло пианиста, и оркестр может передохнуть» и пр. пр. Овации были несмолкающими, но что можно сыграть «на бис» после такого? Какие «музыкальные шкатулки» и джазовые импровизации?
     Далее была «Весна священная» Стравинского, слушанная мною ранее в концертном исполнении, просмотренная как балет (я с трудом абстрагируюсь от движений человеческого тела). Спасибо, что в этот раз звуки перестали быть набором выкриков различных инструментов под вывеской «весна ведь сакральная», но стали голосами и образами, цветными картинами в развитии, когда композитор записывает рожденное в нем нечто, с трудом поспевая и не имеет возможности остановиться и выдохнуть.
     Простите за восторженный стиль, но как еще можно писать про Музыку?
полет

Шопен на сцене Гарнье. «Танцы на вечеринке» (Dances at a Gathering) Джерома Роббинса.

        Любите ли вы Шопена? Странный вопрос. Любите ли вы Шопена настолько, чтобы беспрерывно, в течение 63-х минут, растворяться в прозрачных звуках шопеновского рояля, мысленно повторяя каждое движение танцовщиков, представляющих на сцене «Танцы на вечеринке» (Dances at a Gathering) Джерома Роббинса.
        Unknown Никакого оркестра в оркестровой яме, лишь раскрытый рояль и Шопен. А на сцене - бесхитростное действо, где пять звездных пар балета Парижской оперы танцуют соло и дуэтом, меняясь партнерами и рассыпаясь в группы, выпрыгивая на сцену и уносясь с нее легче ветра, часто с партнершей в руках, флиртуя и заманивая, подшучивая и срывая нечаянный поцелуй- танцы на вечеринке! Ничего серьезного, и, кажется, ничего сложного, если бы ни легкость, которую обязаны демонстрировать танцовщики все это время.
       Иногда хореограф, как бы щадя своих артистов, позволяет им просто расхаживать по сцене, делая под музыку выразительные движения руками, пропуская музыкальные акценты и совсем не проходную музыкальную тему; иногда, как будто спохватившись, доводит техническую сложность движений до предела,   и танцующие кавалеры бесстрашно перебрасывают своих дам, одну за другой, из рук в руки, совсем не оставляя партнеру времени на предписанный поворот и, тем более, на раздумья, ведь следом летит еще одна балерина, и еще!
       Стремительно сменяются музыкальные картинки и образы под музыку мазурки и вальса, и этюда, и ноктюрна, и скерцо, и так же стремительно на сцене разыгрываются танцевальные миниатюры. Часто –это соло, легкое и не притязательное, с минимум сложности технической, но скрытым зарядом томной кокетливости, какую может показать лишь такая звезда, как  Aurélie Dupont ( светло салатное платье); или безупречный, по-настоящему балетный дуэт первых танцовщиков (Ludmila Pagliero,  Karl Paquette в розовом платье и светло фиолетовой рубашке), после которого зал все же взорвался бурными аплодисментами. И опять поддержки, бесконечное множество поддержек, проносов, выбросов. Безупречно под музыку, в авторском темпе, без остановок и поблажек артистам, одна миниатюра за другой -“Танцы на вечеринке”.
            Мне  довелось посмотреть генеральную репетицию с лучшим составом и сам спектакль, с составом “попроще”. Разница была настолько заметна, что к концу основного спектакля я даже стала замечать, как бессовестно не попадает в ноты пианистка- дублерша, уставшая от своей не выразительной игры, и как не соблазнительна балерина, исполняющее прекрасное соло лишь на голой технике, и как тяжеловесна именно та балерина, которую чаще других вынуждены поднимать танцовщики совсем не богатырского сложения (весь зал, казалось, напрягался вместе с ними). А еще эти соседи –мужчины, которые задремали где-то в середине спектакля (ничего, что это первый ряд?)…
        Я очень люблю Шопена, но как и все гениальное, он требует безупречного исполнения.

                              Как повезло, этот спектакль показывали по французскому ТВ и есть запись!
    Джером Роббинсон родился 11 октября 1918 года. В 1958 году организовал труппу «Балеты США». Среди лучших его постановок «Нью-Йорк экспорт опус Джаз» (1959), «Свадебка» И.Ф. Стравинского (1965), «Танцы на вечеринке» (1969), «Гольдбергские вариации» на музыку Баха (1971), «Разбитое стекло» (1986), сюита «Вестсайдская история» (1995) и другие.
В течение многих лет Роббинс возглавлял «Нью-Йорк Сити балле» совместно с Джорджем Баланчиным.
 
полет

"Дафнис и Хлоя"-новая постановка на музыку Мориса Равеля

    балет 4
           Вчера в  Opera Bastille слушала «Травиату» Верди. Эта была первая моя настоящая Травиата, когда ты сидишь, вжавшись в спинку кресла, боясь пошевелиться, чтобы не пропустить ни единого пассажа, льющегося со сцены в замерший зал. Одна из лучших мировых исполнительниц партии Виолетты Диана Дамрау, казалось, не пела, она жила на сцене, и музыка струилась из нее, то переливаясь дрожанием влюбленной души, ласково и растерянно, то лилась бурным потоком оскорбленной страсти, то стонала обреченно слезами поруганной любви -  лишь голос  великолепной певицы, незабываемая музыка и вечная история жертвенной любви.
          «Дафнис и Хлоя» - тоже в первую очередь музыка, навеянная Морису  Равелю мечтами об Элладе. Диковинные картинки из жизни пастухов и пастушек  под бдительным присмотром лукавых греческих богов- и оркестр переливается звонкими всполохами духовых, протяжным пением струнных, прозрачными колокольчиками и раскатами грома ударных инструментов, множеством лейтмотивов и хором, который у Равеля- не пение под музыку, а такой же участник действа, такой же инструмент, временами выходящий на первый план. Хор  у Равеля–это души живущих и уже покинувших землю Эллады, или тень богов, проплывающих над землей, или свет солнца и дыхание ветра, или пение героев, взывающих к божествам, надеясь на их милость.
     Сюжет романа Лонга в балетной постановке был сильно упрощен. Юные пастух и пастушка Дафнис и Хлоя  и их первая любовь; Даркон, который любит Хлою, и Ликэнион, которая любит Дафниса. Даркон пытается отвоевать Хлою, вызывая Дафниса на состязание в танце, а Ликэнион пытается соблазнить Дафниса, воспользовавшись отсутствием Хлои.Collapse )
полет

Хрустальное чудо балета под музыку Жоржа Бизе

Хрустальный дворец (хореография: Джордж Баланчин; костюмы: Кристиан Лакруа; музыка: Жорж Бизе)- балет, поставленный Баланчиным еще в 1947 году  для балетной труппы Гранд-опера, вдохновленным ее невероятным артистизмом. И сейчас воодушевление танцовщиков, специально для которых было поставлено столь совершенное произведение, чувствуется с первых нот и до финала.
                                                      бал 1
       Занавес пополз вверх, и зрительный зал отключил звук, ведь на сцене уже стояли в пятой позиции восемь балерин в красных пачках с улыбками на лицах. Костюмы, которые были выполнены по эскизам Кристиана Лакруа- настоящее произведение искусства, расшитые вышивкой и стразами, переливающимися под лучами софитов. По залу прошел шорох изумления, и действо началось.
  Collapse )
полет

О, Любовь! Как чудесен сладкий звон твоих цепей.

Балет Парижской оперы исполняет данс-оперу Пины Бауш 'Орфей и Эвридика' на музыку К. Глюка, а я, как завороженная, смотрю на сцену.  Музыка до сих пор звучит в моей душе...

            Великая скорбь посетила землю. Заселила каждый ее уголок, каждое сердце, которое бьется, потому, что его кто-то любит, или потому, что оно самого любит кого-то. Прекрасный Орфей потерял свою любовь. Лишь скорбью теперь изливается его сердце, лишь печальные звуки рождает его семиструнная кифара; слезы и стенания- нет больше с ним прекрасной Эвридики; голова упала на грудь – нет больше ее чистых глаз, сопровождающих его; плач и мольба- некому больше петь, некому и незачем. Горы, реки и поля, деревья, цветы, звери и птицы- все грустят, сердца их разрываются от жалости; даже боги, внимая его мольбам, опечалились его потере и дают ему шанс- единственный шанс, которого больше не получит ни один из смертных: спуститься в царство Аида, найти там свою любимую, вывести ее их царства мертвых, но… пока влюбленные не выйдут на поверхность, Орфей не может взглянуть на свою Эвридику…

                                            о1

        Collapse )
полет

Palais Garnier Paris. 2013.12. Балет "Парк". муз. В.А.Моцарта, хор. А. Прельжокажа

        Кто должен танцевать "Парк". Как нужно танцевать "Парк". Могут ли кто-нибудь кроме французов танцевать "Парк". Я поставлю вопрос по- другому: "Что надо перечувствовать артисту, чтобы иметь смелость попробовать станцевать "Парк"? Совсем недавно я посмотрела великолепный балет, в котором все- солисты, но в котором есть Двое и их любовь.


                              1             2               4

           Любовь-страсть? Любовь-грусть. Любовь-болезнь, любовь-нежность, любовь-прощание.
           Великолепный век Луи XIV- распущенный и жестокий, где кукловоды-садовники распоряжаются судьбами цветов, деревьев, людей, с одинаковым рационализмом пересаживая их, холя и лелея, или безжалостно избавляясь от каждого неугодного ростка; захватив однажды чью-то душу - не отпускают уже ее до самого конца.
            Они были очень молоды- двор Луи XIV. Collapse )